Гонимые ветром. Репортаж о жизни обычных кайтеров на Beeline KiteCamp

— Если сильно на воду упасть, то можно получить «клизму»: ударная сила волны проходит сквозь гидрокостюм и белье и становится … очень неприятно, — рассказывает кайтер Добро (в обычной жизни — интеллигентного вида москвич Олег). – И видишь потом, идет девчонка, а у нее все ноги и попа синие – получила «клизму».
Добро увлеченно убеждает нас, что кайтсёрфинг — очень безопасный вид спорта. Бывают неприятные моменты – например, если сильно удариться об воду, то глаза раскрываются и линзы можно потерять. Добро указывает на свои очки, которые, видимо, и делают его чем-то похожим на обычного офисного клерка: в них кататься-то не получится. Но в остальном – вода очень многое прощает.




Глядя на спортсменов, рассекающих по водной глади, начинаю сильно сомневаться в такой уж безопасности нового для России спорта. Для того, чтобы заниматься кайтсёрфингом, нужны специальная доска, кайт и спортивный дух. Кайт – в переводе с английского «воздушный змей», но в русском языке это слово приобрело немного другое значение. Читаем в Википедии: «Кайты предназначены для буксировки человека по воде (на специальной доске). Они обладают особенностью не тонуть и не терять форму при приводнении, что необходимо в случае его перезапуска». В общем, такой мини-парашют, который тащит тебя по воде. Впервые о кайтсерфинге в России заговорили в конце 90х прошлого века, но и сейчас можно сказать, что у нас он не особо развит, хотя ежегодно на Черноморское побережье приезжает всё больше энтузиастов. Одно из самых подходящих для этого мест — Бугазская коса, что недалеко от Анапы. Специфика этого места в том, что там почти всегда есть ветер. А ветер – это необходимое условие для кайтсерфинга. Там уже четвертый год проводит фестиваль Beeline KiteCamp компания «Вымпелком», куда я в этом году и попала. Надо сказать, что промоушн от Билайна способствовал росту популярности этого места, и сейчас в сезон там собирается до 500 кайтеров. Естественно, на побережье сразу же расплодились базы и школы, где любого желающего за 10 часов (это 3-4 дня) обещают научить кататься с кайтом. Правда, удовольствие это не из дешевых: среднее оборудование для кайтсерфинга обойдется в 100 тысяч рублей, а стоимость часа инструктора колеблется в районе 1500 рублей. А заработка этот спорт пока не приносит – это не футбол, хоккей или баскетбол, где в случае успешной карьеры можно надеяться на многомиллионный контракт. Кайтеры надеются, что если кайтсерфинг включат в программу олимпийских игр, то многое для этого спорта поменяется и сюда пойдут большие деньги, ну а пока… пока они катаются и ловят от этого кайф.




Катаются они не слабо: на Билайновском фестивале спортсмены развивали скорости свыше 75 км/час и зависали в воздухе по 6-7 секунд (когда я слышала эти цифры, то у меня снова возникало сомнение, что это такой уж безопасный вид спорта). Естественно, неподалеку есть спасатели, а на воде дежурит специальный катер – на случай, если кайтера унесет далеко в открытое море. В воде кайтеры сидят часами – на берег выбегают только чего-нибудь перекусить и снова в воду. Потому что кататься, конечно, получается не круглые сутки: обычно ветер бывает с раннего утра и часов до трех-четырех дня.

В начале сентября на косе очень пасмурно, с неба срывается дождь, жутко дует ветер, и я отчаянно кутаюсь в легкую осеннюю куртку.
— А разве сейчас кататься уже не холодно? – задаю я вопрос с единственным правильным ответом: накануне, когда было значительно теплее, я уже попыталась заставить себя искупаться…дальше, чем по колено в воду не зашла.
— Нет, в гидрокостюмах ребятам тепло, — говорит глава одной из школ по кайтсёрфингу Сергей, натягивая на гидрокостюм гавайские шорты. – А когда тепло, то ребята в одних шортах катаются.
— Почему вы сейчас все в шортах? Толку-то от них теперь уже никакого, — недоумеваю я.
— А потому что мы не балерины, — гордо отвечает Сергей.




Но если в воде кайтеры себя чувствуют так же хорошо, как и рыбы, то на суше похолодание начинает сказываться: Добро жалуется, что спать становится холодно:
— Мыши прогрызли спальники, приходится постоянно вертеться, чтобы не замерзнуть. А пару дней назад у себя под палаткой мы нашли настоящую лису! Я приютил у себя в палатке одного серба, дал ему куртку и спальник. Он ложится спать, а через время говорит: «Мне кажется, что рядом еще у кого-то сердце бьется, не могу уснуть». Мы начали смотреть и разбираться, что к чему, и увидели, что под палатку сделала подкоп лиса и живет теперь там. Пытались ее оттуда прогнать, а она ни в какую не хочет уходить. Так вот и живем теперь втроем.
В палатках – с мышами, лисами и всякими насекомыми живет большинство спортсменов на косе. С собой у них есть газовые баллоны, полный набор сковородок-кастрюль-казанов-шумовок и проч.
— А как же душ? – трагично восклицаю я.
— Да, девушкам тут, конечно, тяжелее, — смеётся Добро.

В конце сентября на косе состоится финал Кубка России по кайтсёрфингу, после которого летний сезон будет считаться закрытым. Но это не значит, что до следующего мая кайтеры будут сидеть без дела, ведь кататься можно по воде в любом ее агрегатном состоянии: зимой спортсмены переобуваются в самые обычные лыжи и также берут своего воздушного змея в руки.
— Прошлой зимой состоялся переход трех спортсменов из Москвы до Северного Ледовитого океана с кайтами. Всё то же самое, как и летом, но только им приходилось еще с собой и сани вести с провизией и палатками. Если начиналась снежная буря, то они раскладывали палатки, обкладывали их снежными плитами и пережидали эту погоду. А если ветра не было, то, как на обычных беговых лыжах, шли и тянули сани. Я тоже хотел с ними поехать, но не взяли: сказали, что слишком крупный, не потяну, — с легкой грустью в голосе рассказывает Добро. – А похудели они за это время жутко: остались от них одни скелеты с длинными бородами.
— А как ты вообще пришел в кайтсерфинг?
— Катался на лыжах, на доске, а потом стало скучно.
— А здесь разве не скучно? Каждый вечер одно и то же.
— Нет, не скучно… В этом есть своя особая философия.




Вечером Добро переоделся в костюм Деда Мороза и около 3-метрового костра отжигал вместе со всеми.
— Маша, а что, Олег с вами как-то сотрудничает? Почему именно он был вчера Дедом Морозом? – с удивлением на следующий день спрашиваю у организатора из «Билайна»; ведь на фестивале работает целая команда аниматоров, которые развлекают гостей.


— Нет, сам к нам пришел и предложил свою помощь.Мы даже денег ему пытались предлагать, а он нам: «Нет, не надо ничего, я просто хочу со всеми потусить».


Автор: Виктория Ханова, tori-windsor.livejournal.com/10131.html



0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.